Игорь Тарасов (itarasov) wrote,
Игорь Тарасов
itarasov

Categories:

Археологические работы на Митрофаньевском кладбище в Санкт-Петербурге

В минувшем месяце наш дружный коллектив (Лаборатория археологии СПбГУ) проводил археологические работы на Митрофаньевском кладбище. Нашей основной задачей был поиск остатков часовни странника Александра Крайнева.



Митрофаньевское кладбище в Санкт-Петербурге было действующим с 1831 по 1927 гг. Свое название оно получило в честь святого Митрофана Воронежского, храм которого был открыт здесь в 1835 г.   Кладбище занимало территорию между Балтийской и Варшавской железными дорогами, оно протянулось на несколько километров почти от Обводного канала, объединив несколько мелких кладбищ.


Первые дни работ, общий вид раскопа. Я бы назвал это фото: «Июнь-2020: жара, могилы и помойка» :)

Здесь насчитывалось около 400 000 захоронений (последние происходили в годы блокады), имелись участки для погребения православных, лютеран, старообрядцев. Митрофаньевское кладбище известно как место погребения Аполлона Григорьева, поэта, выдавшего знаменитый афоризм - «Пушкин наше всё».


Обнаруженные остатки некой постройки. Чтобы раскрыть их полностью будем расширять раскоп.

Уже после своего закрытия, кладбище стало источником материала для некоторых строек, к примеру, гранит и мрамор брали для постройки Нарвского Дворца советов (по личному распоряжению товарища Кирова). Были разобраны могильные склепы, храмы и часовня. А во второй половине ХХ века на кладбище организовали промзону и свалку. Строительный, и не только, мусор, сюда свозили вплоть до последнего времени.


Расширяем раскоп, работает тяжелая техника.

Кто же такой странник Александр Крайнев, и для чего мы искали остатки часовни? Александр Крайнев - зажиточный крестьянин с Вологодчины, в возрасте 40 лет надел на себя железные вериги  и отправился странствовать, собирая деньги на строительство храмов, и на помощь обездоленным.  Ходили слухи и об исцелении от болезней по молитвам к страннику.


Вывороченные еще в советское время могильные плиты. Скончавшиеся в 1895 г. инженер путей сообщения В.В. Станиславский, и дочь Коллежского советника Е.Н. Джурич. Найдутся ли потомки?

Александр Крайнев скончался в 1889 году, проститься с ним пришли более 20 000 человек (почти столько же было только на погребении Иоанна Кронштадтского). В начале XX века на пожертвования почитателей Александрушки, как он себя называл, над его могилой была возведена часовня, которая активно посещалась и после событий 1917 г. Вообще, странника Александра Крайнева почитали в Петербурге практически так же, как и более известную сегодня Ксению Блаженную (Ксению Петербургскую). В своё время его даже собирались канонизировать, но, тогда помешала революция, а сейчас этот вопрос вновь поднят.


Расчищаю остатки могильной ограды. Под ногами – дневная поверхность столетней давности. За спиной – слой грунта со строительно-помоечным мусором второй половины ХХ – начала ХХI вв.

В настоящий момент существует проект благоустройства части территории бывшего Митрофаньевского кладбища, здесь хотят создать мемориальный комплекс. Один из авторов этого проекта - настоятель прихода храма в память святителя Митрофана Воронежского иерей Илья (Петров), инициировал поиски остатков часовни, для дальнейшей реконструкции. Кстати, отец Илья оказал нам огромную помощь в археологических работах.


Некоторые находки. Камни из вымостки кладбищенских дорожек, какие-то декоративные детали могильных оградок (?), фрагмент каменного креста, фрагменты стеклянной и керамической посуды XIX-XX вв. Еще хватало битых и целых стеклянных лампадок.

Собственно, о работах. Всё начиналось с определением предполагаемого места расположения часовни. Серьезно проработали различный картографический материал, были даже привлечены аэрофотосъёмки Люфтваффе 1942-43 гг. Более-менее определились, дальше в дело пошла тяжелая техника – почти 2-х метровый слой строительного мусора и современной помойки копать лопатами совершенно бессмысленно.


Прошла гроза, раскоп подзатопило.

Впрочем, экскаватор не работал по принципу «Копай глубже, кидай дальше». Грунт снимался тонкими пластами, слой за слоем, а за его работой внимательно наблюдал кто-нибудь из коллег. И когда из-под ковша появлялось нечто, требующее внимания – работу техники останавливали, наступало время брать в руки лопаты или мелкий инструмент. Работа была еще та – стояла жара, многие из нас обгорели. Нижний слой - достаточно тяжелый и влажный грунт, копать его было не просто. И постоянный, крайне неприятный гнилостный запах – на развороченной помойке, на солнце и жаре, всё активно разлагалось.


Отец Илья сумел организовать помпу, откачиваем воду.

В какой-то момент обнаружились остатки некого фундамента, уходящего в стенку раскопа. Пришлось его расширять, прирезались с запасом. Расчистили кладку - фрагмент основания стены из известняковых плит, еще и территорию вокруг, на которой обнаружились остатки нескольких могильных оградок с захоронениями. Чтобы быть уверенными в своей находке, для консультаций пригласили на раскоп известных архитекторов-реставраторов, и специалистов из городского комитета по охране памятников. По всему выходит, что обнаруженные нами остатки кладки – всё, что сохранилось от часовни странника Александра Крайнева.


Вода откачена, раскоп перед фиксацией.

На этом, в общем, наши работы закончены. Будем думать о формировании предложения о возможности консервации археологической находки, как остатков исторического фундамента. А лично мне хочется отметить, что судьба Митрофаньевского кладбища является важным примером того, как не стоит поступать с подобными местами. Уничтожая старинные кладбища, мы уничтожаем историческую память, уничтожаем часть нашей культуры и наших традиций, выставляем себя не помнящими родства неблагодарными потомками. И такое повторяться не должно!

Tags: археология Санкт-Петербурга
Subscribe

Posts from This Journal “археология Санкт-Петербурга” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments